Землетрясение в Непале 2015

Сегодня ровно год, как это случилось.

25 апреля 2015 года, в 11:56 по местному времени в Непале произошло мощное землетрясение магнитудой 7,8 — 8,1 (по разным оценкам) балла по шкале Рихтера.

До этого дня, сообщения о землетрясениях в мире вызывали у нас разные чувства: недоумения, сожаления о пострадавших и погибших, размышления о геологической истории нашей планеты — не более того, и ненадолго — как и у большинства жителей не сейсмоопасных регионов Земли.

Это же землетрясение навсегда останется в нашей памяти…

Как это было?! Страшно, непонятно, невообразимо, беспомощно, печально – это лишь немногие характеристики, приходящие в голову при воспоминании о событиях тех пяти дней, проведенных в любимом, и таком далеком Катманду.

По иронии судьбы, в этот день мы должны были встретиться с друзьями из Австрии, которые собирались в трек вокруг Манаслу. Именно эта встреча задержала нас в столице — иначе мы бы ещё накануне уехали в Покхару — наслаждаться видами массива Аннапурны, отражающегося в прекрасном озере Фева…  Нашим друзьям не повезло — они узнали о произошедшем в Непале землетрясении на пересадке в Дубае, и с трекинговыми палками отправились на Шри-Ланку, так и оставив мечтой покорение «крыши мира».

Первый толчок и несколько десятков афтершоков мы застали в 30 километрах от Катманду — в местечке Дуликель.

Дуликель

Дуликель

Землю начало трясти, но тогда, в первые несколько часов этой страшной трагедии, мы не осознавали масштабов бедствия. Там толчки были не такие сильные, и мы находились на безопасном расстоянии от зданий и сооружений. Когда «тряхнуло» первый раз, мы присели на дорогу — не то, чтобы невозможно было стоять — просто очень хотелось присесть. Ощущения — смешанные, противоречивые, непонятные. Страх был, но небольшой. Мы же понимали, что находимся в сейсмоактивном районе планеты, и буквально в нескольких десятках километров стоят главные и самые молодые горы Земли.

Дуликель, землетрясение Непал 2015

Дуликель, землетрясение Непал 2015

Местные жители не паниковали, но все вышли на открытые пространства и не возвращались обратно в здания, ожидая последующих афтершоков.

DSCF4369 Непальцы на улицах после первого удара

Мы настолько не придали значения произошедшему, что, как и планировали, отправились на обзорную площадку в окрестностях Дуликеля.

Первые минуты после землетрясения

Как только начали подъём, маленький мальчик лет семи спросил, куда мы идём и, получив наш ответ, осведомился со свойственной всем детям непринуждённостью: «Do you want to died?».

Умирать не хотелось, поэтому следующие несколько толчков мы провели на полянке с его семьей, разговаривая о каких-то бытовых вещах и о том, как часто здесь бывают землетрясения. Но происходящее наших новых непальских знакомых гораздо меньше волновало, чем то, из какой страны мы приехали.

Пережидаем толчки

Пережидаем толчки

Пережидаем новую серию толчков

Переждав следующую серию «волнений», мы все-таки стали подниматься к обзорной точке. Нельзя сказать, что вокруг была страшная разруха — особенности сельского домостроительства Непала таковы, что сложно сказать — так было или так стало.

Первые разрушения

Первые разрушения

Неспешно оглядываясь и фотографируя, мы прошли деревню и очутились в невероятном реликтовом лесу. В деревне паники не было, животные тоже никак не реагировали на подземные толчки и последующие вибрации, поэтому абсолютно не было беспокойства — гуляя, мы разговаривали о тектоническом строении непальского региона.

DSCF4384 DSCF4385 DSCF4423 DSCF4431

Разрушения в Дуликеле

Разрушения в Дуликеле

Из-за большой облачности гор увидеть не получилось. Поднимался ветер, погода портилась, и мы решили отправиться в обратный путь — предстояло ещё поймать автобус, который доставит нас на автовокзал в Бхактапур, а оттуда в Катманду, откуда, ничего не подозревавшие, мы выехали сегодня утром погулять.

по дороге из Дуликеля

по дороге из Дуликеля

Выйдя на трассу, мы безуспешно пытались остановить автобусы, идущие в нужном нам направлении. Пару раз пришлось снова присесть на землю — афтершоки заставляли землю вибрировать. Но все-таки удача улыбнулась нам, и мы остановили автобус, идущий в Банепу, где точно есть прямое сообщение с Бхактапуром.

Но, по приезду в Банепу, на автостанции нам сказали, что автобусы больше не ходят — в районе Бхактапура повреждены мосты, и шансов добраться автобусами до Катманду сегодня нет.

Население Банепы на центральной улице

Население Банепы на центральной улице

Тем временем, мы наблюдали картину, как на улицах городка становилось всё больше вещей и людей, уже горели первые костры (а было очень  нежарко — градусов 18) — было ясно, что народ собирается ночевать на улице. Такая перспектива нас не радовала, ведь все вещи оставались в гестхаусе в Катманду.

Было решено — уезжать любыми способами, а  точнее — автостопом. Но никто из водителей, ехавших в сторону столицы, даже не думал останавливаться. Тогда была предпринята попытка — написать табличку с городом назначения — чтобы сразу проинформировать возможных «спасителей».

Где-то на обочине нашелся кусок пенопласта, в сумке — ручка, и НВ принялась чертить заветные буквы — TO KATMANDU.

Наша недоделанная табличка

Наша недоделанная табличка

В это время НЮ удалось остановить маленький грузовичок, в котором уже был пассажир и водитель. В буквальном смысл, взгромоздившись (НЮ сидела на коленях НВ) в кабину, мы отправились в Катманду, где оставались ноутбуки, деньги, документы — все тёплые и ценные вещи.

DSCF4531 DSCF4536

Дорога в Катманду

Дорога в Катманду

Мы ехали, а за окнами оставались люди, обвалившиеся заборы, иногда — разрушенные дома. В одном месте обвала уже орудовал экскаватор — видимо, кто-то остался под завалом… В районе Бхактапура много кирпичных заводиков, около которых валялись кирпичи, ещё с утра сложенные в аккуратные башни.

рассыпавшаяся куча кирпичей

рассыпавшаяся куча кирпичей

Медленно, но верно не очень светлые мысли проникали в наши головы.

По-английски наш водитель и его друг знали лишь названия населенных пунктов, которые мы проезжали. Но, что дальше нас не повезут, мы поняли по посылу в районе аэропорта Катманду. Отблагодарив своих спасителей рупией, мы отправились в сторону Тамеля, благо перед поездкой установили Map’s ME, которая работает в офф-лайн.

DSCF4550

толпы в Катманду

толпы в Катманду

Было уже около пяти вечера, когда мы присели с видом на взлетно-посадочную полосу аэропорта Трибхуван. И вот она — благая весть, взлётная полоса не повреждена — самолет Qatar Airways взмыл в небо. И даже появилась сотовая связь. Было решено позвонить в Посольство, так как в любой непонятной ситуации они лучше осведомлены и наверняка имеют рекомендации к действиям. Но, набрав в строке поиска «Посольство Росси в Непале», мы обнаружили первым ответом «…пострадало в результате сильнейшего землетрясения…».

Конечно, мы стали «гуглить» дальше, все ещё до конца не осознавая, что произошло. Неожиданно на связь вышла Вика из аэропорта Дубая, которая и рассказала, где мы оказались, и что наша долгожданная встреча откладывается на неопределенный срок…

Мы сидели на тротуаре в растерянности, когда подошёл молодой непалец и спросил, всё ли хорошо. Мы поблагодарили за беспокойство, а прохожий продолжал диалог:

«У вас такое в первый раз?» — спросил он.

«Да», — ответили мы.

«У нас тоже», — с улыбкой продолжал непалец.

От  этой беседы стало ещё больше не по себе, как и от видов Катманду, по улицам которого мы брели в растерянности. Выпавшие стёкла, трещины в стенах, обрушившиеся здания, а главное — весь город вышел на улицы.

DSCF4551

Уместного госпиталя было особенно многолюдно, сюда подвозили тех, кто получил ранения.

У госпиталя в Катманду

У госпиталя в Катманду

Идея позвонить в посольство все ещё не покидала голову ответственной НВ. В итоге, мы дозвонились до российской дип. миссии, где искренне обрадовались нашему звонку и порекомендовали оставаться на открытых площадях, осведомили о том, что в туристическом районе, где мы остановились, есть разрушения, и что толчки могут повториться между восьмью и десятью вечера. Сказали, что если наши родственники выйдут на связь, то им передадут, что мы не пострадали.

И тут пришло осознание, что мы попали в совершенно непонятную ситуацию, из которой пока нет выхода…

Разрушения в центре Катманду

Разрушения в центре Катманду

Мы дошли до городской «эспланады» — большой площади, а точнее, огромного пустыря  в самом центре Катманду неясного назначения. Теперь её назначение стало совершенно очевидным: тысячи людей собрались там с одеялами, матрасами, пакетами, тюками, явно собираясь оставаться там ближайшую ночь. Из динамиков со столбов доносились какие-то предупреждения на совершенно непонятном непали, повсюду была полиция. На последние обмененные непальские рупии, мы купили воды и пачку печенья и отправились ждать восьми часов вечера, на которые были спрогнозированы новые толчки.

Расположившись на скамейке в Ратна-парке, который в этот час открыл свои ворота для всех желающих (вообще, вход в этот парк платный), мы позвонили в Россию, успокоить родителей, которые ещё не успели посмотреть страшные новости. Батареи наших телефонов почти сели, холодало, а время тянулось крайне медленно.

И вот, на часах восемь вечера, и — снова толчок. Стало еще больше не по себе, а часы ещё больше замедляли свой ход, а мы начинали подмерзать, так как не ожидали остаться на улице в этот вечерний час. Десять вечера — и снова толчок. В голову пришла мысль, о том, что в посольстве были хорошо осведомлены о предстоящих точках.

К одиннадцати вечера было решено (от безделья и холода), совершить марш-бросок к нашему премилому гесту «Traveler’s Inn»  хотя бы забрать вещи. Подходя к Тамелю, мы почувствовали себя на съёмочной площадке фильма «Апокалипсис сегодня» — толпы мрачных бэкпекеров шли нам на встречу, абсолютно молча появляясь из тёмных улочек туристического «сердца» Катманду.

Отель закрыт

Отель закрыт

Дойдя до нашего отеля, мы обнаружили его закрытым на замок, а рядом — жители соседних домов собрались на небольшой площадке вокруг костра. Они даже предложили остаться с ними, но, оценив плотную застройку и достаточно высокую этажность расположенных вокруг домов, мы отправились обратно — на открытые площади столицы Непала.

Почти двенадцать, вокруг темно, толпы людей устраиваются на ночлег под звёздным небом на Эспланаде, столбик термометра близится к +14, связи нет, мы совершенно одни — чувство безысходности подкралось почти вплотную.

Но, вспомнив холодные майские сплавы по уральским рекам, мы взяли себя в руки. Если нет возможности выбраться из ситуации, нужно сделать всё возможное, чтобы эту ситуацию пережить. Выжить.

Для начала мы выбрали чудесное место в Ратна-парке — высокую (около метра) круглую (диаметром 5 метров) клумбу с пальмой в центре. Спать на земле — холодно, на железных скамьях парка — тоже, поэтому пошли на поиски «утеплителя». Сначала собирали картонки, пакеты, газеты — всё, что попадалось под руку. Даже пришлось отвлечь разговорами большую мохнатую непальскую собаку, возлежащую на груде картона — чтобы нагло его забрать (нам же нужнее). Апогеем собирательства стали ровные метровые доски, которые лежали прямо при входе в парк и должны были использоваться для опалубки.

К слову, год назад Катманду выглядел весь как ремонтная площадка — повсюду ремонт дорог и строительство тротуаров, поэтому землетрясение лишь немного усугубило общую городскую картину. НЮ, как настоящая непальская женщина водрузила штук десять досок на голову, и мы пошли сооружать нашу подстилку. Удивительно, но в маленьком Ратна —парке было очень немного народу — максимум человек пятьдесят, а с обеих сторон от него пережидал ночь весь город. Видимо, люди подумали, что парк закрыт, а может быть, сыграло роль «стадное чувство» — так уж сложилось,что жители Южной Азии вообще не бывают поодиночке.

Всю ночь мы добрым словом вспоминали наших гоанских подруг, которые на отъезд подарили нам непальские пледы из яковой шерсти — если бы не они, то мы бы минимум сильно заболели после этой безумно холодной и страшной ночи. Уснуть так и не получилось: холод, роса, безысходность и волнения земной коры вкупе не давали этого сделать.

Примерно в 5 утра мы пошли к уже затухавшему костру непальцев, которые ночевали в парке, неподалёку от нас. К костру мы пришли со своими картонками и досками. Молодые непальские парни оказались не очень вежливыми, и, разведя огонь из нашего топлива, желающие погреться непальцы оттеснили нас от огня.

Уже забрезжил рассвет нового дня, а мы разводили уже свой личный костёр. В такой ситуации лучше чем-то занять руки, так как голову посещают отнюдь не радостные мысли. Парочка непальцев подошла к нашему костру и попросила постоять рядом. Мы не отказали — очень стало их жалко — на девушке были босоножки на каблуках и тонкая шифоновая кофточка. Где-то полчаса, до 6-30 удалось подремать на скамейках, подложив оставшиеся доски, и замотавшись в пледы. А полседьмого было решено отправляться в отель — надо забрать вещи, да и поесть было бы неплохо. Во всей этой ситуации голод как-то не просыпался, и последний раз мы перекусили часов в 6 вечера тем, что не доели на завтрак.

Так закончилась первая ночь после землетрясения.

Пустой Тамель

Пустой Тамель

Добравшись до нашего отеля по опустевшему Тамелю, мы снова застали дверь закрытой, но на входе появился лист бумаги с номерами контактных телефонов. Мы стали просить телефон во всех близлежащих лавках — и скоро уже позвонили менеджеру отеля и договорились о встрече в 9 утра. (Электричества не было нигде, но в Непале с ним всегда сильные перебои, поэтому много где имеются дизельные генераторы). До девяти была уйма времени, поэтому мы пошли искать, где поесть и поменять деньги. Поиски почти сразу были увенчаны успехом: в travel agency по нормальному курсу обменяли доллары и нам даже предложили поехать / полететь по слегка завышенной цене в Покхару (за ночь был выработан альтернативный план — поехать, как и планировали в Покхару, так как там больше открытых пространств, а значит безопаснее, чем в плотно застроенном Катманду). Около этого агентства была возможность и поесть, правда, только лапшу быстрого приготовления. Но, горячая пища после холодной ночи была невероятно привлекательной, хоть и не особо вкусной.

Подкрепившись, мы отправились гулять и коротать время, заодно оценивая масштабы разрушения. Буквально за два дня до трагедии мы совершили пешую прогулку (7 км в одну сторону) из Тамеля в зоопарк, расположенный в Лалитпуре, а на обратном пути  заглянули в Garden of Dreams — чудесный образчик европейской архитектуры и парковой культуры. Поэтому воспоминания были свежи, и мы могли оценить здесь последствия землетрясения.

Многие здания были с трещинами, пострадала даже новая застройка, не говоря уже о сооружениях начала прошлого столетия, таких как Swastik school. Мы даже боялись себе представить, что произошло с деревянной площадью Дурбар — главной достопримечательностью города. Упала и знаменитая 60-метровая обзорная башня Дхарахара, унеся с собой жизни более пятидесяти человек. Может оно и к лучшему, что мы так и не поднялись на эту башню ни в 2012, ни в 2015 году.

Выйдя на одну из главных улиц города, Канти Пат, мы купили газету, развернув которую были просто ошарашены…  «Официально правительство Непала сообщает о более чем 5200 погибших». За 18 часов, а может и меньше погибло более пяти тысяч человек только в Катманду, а эпицентр землетрясения расположен в 80 км к северо-западу от города. Сколько же людей погибло на самом деле, сколько ещё находятся под завалами? Что в горах? Живы ли туристы, отправившиеся в треки? Как долго будут повторяться афтершоки? Куда идти? Что делать дальше? — сотни вопросов возникали в голове, чувства скорби и жалости к непальцам теребили души…

В связи с новой информацией, было решено снова попробовать позвонить в Посольство. Невзирая на нечастое нахождение в родной стране, все-таки мы — граждане. Попытки просить телефоны у прохожих были тщетными — связи не было ни у кого. Отчаявшись и набравшись смелости, мы попросили совершить звонок у полицейского (они же тоже должны помогать людям).

В Посольстве нам ответили сразу, но были очень удивлены тем, что мы просим рекомендаций.

«А разве вчера вам не сообщили об эвакуационном лагере для граждан России?! Сегодня все позвонившие нам ночевали там», — такой ответ нас одновременно удивил, расстроил и обрадовал. Ну почему они забыли сказать нам об этом лагере вчера?! Мы бы и посреди ночи с удовольствием до них добрались — лишь бы оказаться подальше от холодного и промозглого Ратна-парка.

Получив адрес лагеря, мы поблагодарили доброго полицейского (он, кстати, был уже вторым представителем правопорядка, у которого мы просили телефон. Первый просто не говорил по-английски).

Время приближалось к девяти утра, и мы побрели обратно в Тамель. Менеджер отеля уже ждал нас, мы заплатили за последние три дня, удивив менеджера, который и не собирался брать оплату. Но мы девушки совестливые и ответственные — просто так уйти не могли. Взяв ключ, мы стали подниматься на свой четвертый этаж, в самую прекрасную комнату за 15 долларов в сутки, к которой уже успели привыкнуть… Большая трещина красовалась поперёк всей стены лестничной клетки — от этого становилось ещё страшнее. Буквально вбежав в номер, мы быстро стали запихивать всё в рюкзаки. Выйдя на улицу, мы поблагодарили небеса за то, что наш отель остался целым, а мы — живыми.

С рюкзаками идти было тяжеловато, поэтому захотелось взять такси. Эвакуационный лагерь располагался во дворе «Российского центра науки и культуры», что всего в 2,5 километрах от Тамеля. А озверевшие таксисты хотели взять минимум 15 долларов — кто как относится к трагедии, кто-то может даже зарабатывать на беде. Поэтому мы пошли пешком.

Придя в лагерь, мы зарегистрировались  и были примерно в четвертом  десятке — не так уж и много народа ночевало в лагере в первую ночь.

Эвакуационный лагерь в Катманду

О лагере: большая территория русского культурного центра обнесена упавшим забором, но на устоявших воротах стояла охрана, поэтому мы себя чувствовали под охраной родного государства.

Со стороны Посольства и Культурного центра были предоставлены:

  • территория, и прекрасная беседка,
  • метровые куски утеплителя — пенопласта, предназначавшиеся для ремонта здания и использовавшиеся нами как туристические коврики для сна,
  • практически бесперебойное электричество и интернет,
  • техническая вода и туалеты (что невероятно важно),
  • транспорт для закупок,
  • оперативная информация о толчках, эвакуации, бортах МЧС, аэропорте,
  • общие собрания и встречи с послом и  руководителем центра.
Утро после землетрясения

Утро после землетрясения

Деньги на продукты собирались добровольно самими «поселенцами», закупка продовольствия также осуществлялась самостоятельно.

Никаких тентов, дополнительно оборудования и горячего питания или что там бывает в резерве у дипломатических служб на случай войны или ЧС (в идеальном мире).

кухня в эваколагере

кухня в эваколагере

Те, из россиян кто были/собирались в треки имели палатки, спальники, пенки. Русские представители туристических агентств, занимающихся организацией горных походов и сплавов, по личной инициативе предоставили несколько палаток и тентов для нуждающихся.

Утеплитель - наш спаситель

Утеплитель — наш спаситель

Таким как мы (не походникам) повезло меньше, особенно в первую ночь в лагере, когда начался дождь — пришлось укрываться порванным полиэтиленом от того самого пенопласта, на котором мы и спали. В здание заходить не рекомендовалось, да и не было приятно, когда случался афтершок (а их было около тысячи за три дня. В лагере даже шутили, что это нервное — кажется, что все время трясёт, а по сути так и было). Как говорится, лучше быть мокрым, чем мёртвым.

ночь в эваколагере

ночь в эваколагере

Главное, что была безопасная открытая территория, где были такие же, как мы, занесенные ветром странствий, влюблённые в Непал путешественники-россияне. Кстати, в лагерь принимали и литовцев, и белорусов, и украинцев, и эстонцев. Были даже представители Кении, Израиля и влюблённый в русскую красавицу гитарист-романтик из США. В общем, в одиночестве мы себя не ощущали — общались, узнавали подробности, жизненные истории и личные трагедии.

Эвакуационный лагерь

Эвакуационный лагерь

Более трёхсот человек за три дня побывали в лагере:  кто-то уже ожидал запланированного вылета, кто-то только прилетел накануне землетрясения, кто-то жил и работал в Непале, кто-то пострадал — три сотни неповторяющихся судеб и историй в одном отдельно взятом дворе Катманду.

По вечерам наш лагерь напоминал выезд на природу где-нибудь в средней полосе России. Шутили: «Русские даже из землетрясения устроят пикник».

Дети в эваколагере

Дети в эваколагере

Можно долго описывать события тех трёх дней, но не сейчас. По прошествии года хочется поблагодарить всех людей, которые там находились, а в первую очередь — руководителя Российского Центра Науки и Культуры в Непале Станислава Симакова и его замечательную супругу, и нашего посла в Непале по состоянию на апрель прошлого года Величкина Сергея Васильевича, которые сделали всё возможное, чтобы мы чувствовали себя под присмотром государства в те памятные апрельские дни.

общее собрание

общее собрание

Об эвакуации: политика — дело грязное. А самое смешное, что все политические законы и правила не перестают действовать даже в чрезвычайных ситуациях. И два борта МЧС, вылетевших в Непал еще в день землетрясения, вынуждены были стоять в Дели, так как непальская сторона не давала посадку военным бортам Российской Федерации, оставляя в непонимании и недоумении всех находящихся в эваколагере, и без спасательного оборудования и помощи квалифицированных спасателей пострадавших непальцев.

В итоге, когда мы наконец-то обрели «домик» — освободилась палатка в лагере, посол объявил, что нас эвакуируют ночью. Это случилось на третий день пребывания в лагере, на четвёртую ночь после землетрясения, 29 апреля 2015 года.

Эвакуация прошла достаточно быстро — дольше мы её ждали, и до последнего момента никто не был уверен в том, что она все-таки случится.

В 6 вечера 28 апреля нам объявили о том, что Непал дал «добро» на посадку бортов МЧС в ночное время (когда не летают гражданские рейсы. Кстати, аэропорт Трибхуван почти не прекращал работать — единственное, в Непале не было топлива и все борта — и гражданские, и военные садились на дозаправку в Индии. Правда в первые два дня люди иногда не могли улететь даже на своих рейсах, имея заранее купленные билеты, — очередь около здания аэропорта достигала несколько тысяч человек — люди в панике стремились улететь).

В 9 началась предварительная регистрация желающих улететь. (Строго говоря, самолеты доставили в Непал технику и спасателей — помощь от РФ, а забирать обратно нас — это лишь дополнительная операция, которую могли и не осуществлять. Но стараниями нашей дип. миссии эвакуация гражданских в Россию случилась).

прибытие в аэропорт

прибытие в аэропорт

Между 2 и 3 часами ночи 29 апреля двумя рейсами на всём имеющемся у Посольства и Центра транспорте 128 человек доставили в аэропорт, где без замедления и проволочек мы прошли «экстренную регистрацию» — паспорта собрали, «проштамповали», раздали. Весь багаж проходил как «ручная кладь» — нам пришлось расстаться с жидкостями, ножницами, пилками, а вообще в лагере осталось невероятное количество палок для трекинга, походных ножей и прочего оборудования, не подходящего под описание «ручная кладь», не было лишь ограничений по весу. Пройдя контроль, мы оказались в «чистой» зоне — дожидаться наших самолетов. Работал даже один киоск в дьюти-фри, где за 5 долларов можно было приобрести магнитики с видами страны, в которую вряд ли каждый из нас попадет в ближайшие несколько лет… Пока ждали самолеты, мило беседовали с послом. Он показывал нам фотографии в своем телефоне и развлекал историями из дипломатической службы.

Самолёт МЧС

Самолёт МЧС

ИЛ-76: самолеты приземлились, а уже через полчаса в них грузились мы — всё происходило очень оперативно. По 64 человека на борт. Еще в аэропорту нас разделили на две группы: в первой были женщины с детьми, пострадавшие и желающие, а во второй — кто остался. Мы решили, что лететь лучше без детей. Что такое ИЛ-76 вы можете почитать здесь https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BB-76 . Хочется лишь отметить, что это грузовой самолет, абсолютно непредназначенный для перевозки людей. Там нет туалета (точнее есть ведро – для крайней нужды членов экипажа, а их примерно трое), там длинные скамьи вдоль бортов и нет иллюминаторов.

Загрузка в Ил

Загрузка в Ил

Летели мы, лёжа на холодном металлическом полу. Но, как говорится, «дарёному коню в зубы не смотрят» — спасибо за то, что увезли. Увезли от начинавшегося продовольственного кризиса,  от страшной трагедии, от возможности повторения толчков, от страха и горя.

Перед взлётом

Перед взлётом

Впечатлений от полёта — масса. В двух словах: холодно, долго (мы садились на дозаправку в Дели), 12 часов без туалета. Самолёт набирает высоту и снижается очень непривычно (рывками) — после такого полета до сих пор кажется, что современные гражданские самолёты не летят — стоят на месте.

Прощальный взгляд на Катманду перед вылетом

Прощальный взгляд на Катманду перед вылетом

Примерно в 6 по Москве мы приземлились. Но не в обещанном Раменском, а в Домодедово. Нас ещё 40 минут не выпускали из самолёта, а когда выпустили — отправили проходить контроль в коридор, предназначенный для участников дип.миссий и стран ОПЕК, где сканируют каждую страницу паспорта…

Ещё час и мы в Домодедово! Работники МЧС, встречавшие нас,  рады и спрашивают, куда мы поедем (был организован транспорт в аэропорты и все вокзалы).

Но улетать в родную Пермь мы решили из Домодедово. А здесь ещё одно огромное  спасибо — нашему другу и спасителю, а так же попутчику по непальскому путешествию, которое закончилось  для него несколькими днями ранее землетрясения, — Олегу Борисовичу. Его силами и стараниями в три часа ночи 30 апреля мы оказались в аэропорту Большое Савино. Всё. Дома.

Но события этих пяти с половиной дней навсегда останутся в памяти. Безусловно — это очень большой опыт, но только никому не хочется желать пережить подобное. Мирного неба и спокойной земли всем.

P.S. Но и желание вновь приехать в Непал — в эту удивительную горную страну с добрыми и всегда улыбающимися жителями, снежными вершинами, горными реками и прозрачным воздухом — никогда не покинет наши головы и сердца. Непал, я люблю тебя!

Подробнее о землетрясении  можно почитать в любимой Википедии https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B5%D1%82%D1%80%D1%8F%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%B2_%D0%9D%D0%B5%D0%BF%D0%B0%D0%BB%D0%B5_(2015)

В лагере познакомились с профессиональным путешественником и трэвел-блогером Дмитрием Черновым. Его отчёт вы сможете найти здесь http://ocean2ocean.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *